Монеты: покупка и продажа
магазин|торги
+7 (499) 553-08-82 работаем по будням с 10 до 18 Звоните перед приездом!
Биржевые индексы:
  • Золото: $ 1 719.77
  • Серебро: $ 17.38
  • Платина: $ 835.50
  • Доллар: 70.71
  • Евро: 78.52
Котировки

Бесплатные деньги — путь в мышеловку

Режим фискальной политики, основанный на количественном смягчении и снижении процентных ставок до нулевой отметки, создал благоприятную среду для воплощения в жизнь популяризаторской доктрины, основанной на процветании за счет беспроцентных займов, которые государство получает у инвесторов.

В странах с развитой экономикой инфляция, стабильно держащаяся на низком уровне, привела к ситуации, когда центральные банки позволяют снижать процентные ставки до нулевой или отрицательной отметки. Результатом таких манипуляций становятся полностью бесплатные заимствования, которые осуществляет государство. Это по нраву современным политикам, подстраивающим экономику под собственные цели. В такой ситуации доводы о неизбежных последствиях, звучащие от некоторых финансистов, правительства будут игнорировать до тех пор, пока не придет час расплачиваться за бесплатный сыр.

Режим монетарной политики, базирующийся на снижении процентных ставок до нулевого порога или даже отрицательных величин, создал весьма благоприятную среду для определенной категории политиков. Эти люди пытаются повысить собственную популярность на волне видимости экономической стабильности и снижения налогов, однако они не задумываются о последствиях, к которым может привести ситуация в будущем.

Сегодня государства с развитой экономикой столкнулись с абсолютно новой и уникальной системой взаимодействия денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. В качестве примера можно рассмотреть Германию, которая недавно выпустила в обращение облигации государственного займа с отрицательной доходностью и 30-летним сроком действия. Это значит, что немецкое правительство, инициировавшее выпуск ценных бумаг, может брать деньги на собственные нужды у инвесторов абсолютно бесплатно. Неудивительно, что воспользоваться таким беспрецедентным предложением хотят все больше стран, которые призывают к усилению фискальной активности при малейших признаках остановки роста.

Очевидно, что ситуация неумеренных займов может иметь последствия в перераспределении денежной массы и финансовых капиталов, тем более, что политики практически экспроприируют средства рантье старого толка. И это только начало. Традиционная политика всегда строилась на компромиссах, ведь деньги, потраченные в одной области, неизбежно приводят к тому, что другая область остается без финансирования. Например, если повышаются выплаты медицинским работникам, то страдают другие бюджетные сферы: образование, правоохранительные органы или госслужащие. Функция правительства состоит в том, чтобы найти оптимальный баланс между снижением налогов и возможностью развивать инфраструктуру, строить новые транспортные магистрали, благоустраивать государство.

Однако современная нетрадиционная экономика породила нетипичную политику. Популистские правительства Центральной и Восточной Европы первыми приняли новые правила игры. Теперь правительство государства может покупать политические партии, повышать выплаты и пособия, снижать пенсионный возраст, развивать инфраструктуру и снижать налоги, причем делать все это одновременно, поскольку у него есть практически бесплатные возможности для займа. А для политиков, стоящих у власти, неограниченный кредит — инструмент в политической борьбе за власть, ведь любые предложения оппозиции о необходимых расходах можно воплотить в жизнь, выдав за собственные идеи.

Перекраивание на новый лад фискальной и монетарной политики неизбежно приведет к разрушению функции экономики в будущем. В 90-е годы XX века, когда европейцы рассматривали вопрос о переходе к единой валюте, ситуация была схожей. Ввод евро подавали как дисциплинарный инструмент экономического воздействия, но в то же время эта валюта позволяла поправить политическое положение государства. Присоединившись к еврозоне, страна теряла некоторую долю независимости в управлении налогово-бюджетной политикой, но взамен получала пониженные процентные ставки, уменьшающие расходы на государственный долг и высвобождающие средства для других целей.

Однако такое устройство экономики, когда займы можно брать под минимальный процент, вызывает ответное желание тратить больше. Это создает новое ограничение: такая модель работает только в государствах, которые остаются в коалиции. Как только страна начинает задумываться о выходе из системы, она сталкивается с суровой реальностью своего действительного финансового положения. Поэтому даже политики Италии и Франции, скептически настроенные по отношению к еврозоне, фактически не имеют возможности выйти из нее. Естественно, общеевропейская валюта не моделирует экономическую направленность правительств стран-участниц. Напротив, она поощряет безответственную трату займов со снижением процентных ставок, что заставляет конкурирующие государства с монетарной экономикой занять более гибкую позицию.

Самый яркий пример такой модели прослеживается в Соединенных Штатах Америки, где президент Дональд Трамп критикует Федеральный резерв за удержание процентных ставок на слишком высоком уровне и угрожает увольнением председателю ФРС Дж. Пауэллу. Такая же ситуация прослеживается в Турции, где президент поменял управляющего центральным банком, что спровоцировало резкое понижение ставок по кредитам. Весьма вероятно, что эти модели в ближайшее время переймут европейские популистские правительства британского премьер-министра Бориса Джонсона, венгерского Виктора Орбана или Маттео Сальвини, метящего на пост главы правительства Италии.

Усугубляет дисфункцию экономики тот факт, что популисты выдвигают новые интеллектуальные аргументы, чтобы оправдать свою политику, и заявляют о себе как о мыслителях нового поколения. В первую очередь их цель — внушить электорату мысль, что все действия, которые совершаются в рамках новой доктрины, не опасны. Этому способствует все большее количество утверждений об окончании старого либерального порядка, которые звучат на политической арене во всем мире. Во всех государствах с развитой экономикой распространено мнение, что после финансового кризиса 2008 года старые правила больше не работают.

Такой сюжет развития событий идеален для популизма, поскольку дискредитирует традиционную экономику и возводит неолиберализм в ранг опасного заблуждения. Экономическая стратегия неолибералов, подвергавшаяся сильнейшей критике после кризиса, заключалась в том, чтобы отстаивать политику фискальной сдержанности, которая в перспективе принесет снижение процентных ставок, удешевление кредитов и повышение потребительских расходов. Однако, по мнению критиков, расходы государства должны быть не просто бесплатными, но и не подвергаться влиянию извне посредством фискальной политики.

В такой смелой экономической модели сложно аргументированно и авторитетно заявить, насколько опасен государственный долг. Сумма займа не имеет какой-то критической отметки, после которой возникнет резкое изменение экономической ситуации. Однако если инвесторы и вкладчики начнут нервничать, долг может сильно подорожать и сделать текущие долговые обязательства неприемлемыми для государства. В этом случае новая методика пониженных процентных ставок и экономика, строящаяся на ней, лопнут, как мыльный пузырь.

Сегодня приверженцам традиционной политики сложно вести свою линию и доказывать правильность своей точки зрения, поскольку на фоне популистской пропаганды они выглядят как противники процветания. А прислушаться к голосу разума, когда живется сыто и богато, к сожалению, способны далеко не все.

По материалам статьи: Harold James «Money for Nothing» на Project-Syndicate.Org от 04.09.2019

Еще статьи по теме:

к списку