Монеты: покупка и продажа
магазин|торги
+7 (499) 553-08-82 работаем по будням с 10 до 18 Звоните перед приездом!
Биржевые индексы:
  • Золото: $ 1 765.48
  • Серебро: $ 23.25
  • Платина: $ 1 038.00
  • Доллар: 71.25
  • Евро: 82.78
Котировки

Трамп обрушил надежды рынка на скорое принятие мер стимулирования

В новом подкасте Питер Шифф ставит под вопрос логику принятого Дональдом Трампом решения относительно очередных стимулирующих мер для экономики США.

Питер Шифф о решении Трампа относительно новых мер стимулирования

Недавно президент Дональд Трамп опубликовал твит касательно мер стимулирования:

Я проинструктировал моих представителей прекратить переговоры до окончания выборов, когда, сразу после моей победы, мы примем решение о пакете стимулов, ориентированных на трудолюбивых американцев и малый бизнес.

Индекс Dow снизился чуть более чем на 375 пунктов, а NASDAQ — на 1,6%. Золото также упало ниже $1900 долларов за унцию.

До проведения президентских выборов в США осталось четыре недели.

Смогут ли «наркоманы» с Уолл-стрит продержаться еще четыре недели без стимулов? Не думаю. Потому что при их степени зависимости все, что отдаляет от новой дозы, заставляет лезть на стены.

В одном из своих твитов Трамп настаивал, что «экономика чувствует себя хорошо». Он отметил, что фондовый рынок достигает небывалых уровней, а число рабочих мест увеличивается. Все это было намеком на то, что меры стимулирования могут подождать. Но стимулы — и есть единственная причина, по которой фондовый рынок бьет рекорды.

Фактически, рынок ценных бумаг — одна из немногих вещей, которым стимулы действительно помогают. Трамп пытается заявить, что сила рынка обусловлена сильной экономикой. На самом деле, все наоборот: фондовый рынок силен, потому что экономика слабая, ведь именно она обязывает принимать соответствующие меры. Не будь стимулов, фондовый рынок бы рухнул, отражая истинное экономическое состояние. Потому что опять же, стимулирование не может сделать слабую экономику сильной, но может накачать воздухом пузырь ценных бумаг.

Позже Трамп несколько смягчил риторику и сказал, что поддержит отдельный законопроект, включающий выплаты в размере $1200 долларов, а также сумму в $25 млрд для помощи авиакомпаниям и фондам по сохранению зарплат. Я не вполне одобряю данную стратегию. Аргумент президента состоит в том, что Нэнси Пелоси требует слишком больших стимулов, включая «помощь» для «демократических штатов с высоким уровнем преступности и неэффективным управлением». Но президент готов подписать законопроект о стимулировании экономики на $1,6 трлн долларов.

Поверить в то, что правительственные стимулы действительно помогают экономике, — означает принять ложь. Если позаимствовать и напечатать $1,6 трлн долларов — это хорошо, но почему бы тогда не напечатать $2,4 трлн долларов? Потому что это поставит республиканцев в неудобное положение, ведь они утверждают, что $2,4 трлн — это чересчур много, а если создать из ничего всего $1,6 трлн — это на самом деле поможет. Почему? В какой момент что-то хорошее внезапно становится плохим?

Даже принимая аргумент, что дополнительные $600 млрд долларов являются экстренной помощью для демократических штатов с неэффективным управлением, люди в этих штатах все равно возьмут деньги и потратят их.

И если трата денег сама по себе полезна для экономики, то почему же это на деле не так? Какая разница, по какой причине раздавать деньги? Если это приносит пользу экономике в момент траты, то каково реальное объяснение? Это выглядит необъективно.

Было бы лучше, если бы республиканцы заняли принципиальную позицию против стимулов.

Предположим, они бы сказали: «Мы не собираемся печатать деньги и увеличивать долг, чтобы искусственно держать экономику на плаву с перспективами долгосрочных негативных последствий». Если бы они сказали избирателям правду и стояли на своих принципах, то, по крайней мере, их позиция имела бы смысл и не казалась лицемерной. Их непреклонность чего-то бы стоила. Но соглашаясь с тем, что нам нужно больше стимулов, они выглядят скупыми, а не настроенными предоставить меры поддержки. Или же они ставят свои собственные политические интересы выше интересов государства.

Возражать против стимулирования в размере $2,4 трлн долларов, которые могут увеличить долг, но уступить мерам стимулирования на $1,6 трлн долларов — нелогично. Что изменят эти $600 млрд долларов?

Что касается госдолга, то 1 октября 2020 он превысил $27 трлн долларов, но это никого не волнует. Поэтому нет никакого смысла в том, что республиканцы не идут на компромисс с демократами, учитывая, что они уже с ними согласились. Дело не в том, что меры стимулирования не помогают людям в краткосрочной перспективе. В их кошельках есть деньги, и они могут их тратить. Но с долгосрочной точки зрения они не пойдут на пользу экономике. Это напоминает быстрое повышение сахара в крови, за которым неизбежно следует сбой.

Экономика не может динамично развиваться на стимулах, и они не ведут к увеличению благосостояния. Мы не производим больше товаров и услуг, ведь за нас работают печатные станки.

В конечном итоге торговый дефицит растет. Все больше людей покупают вещи, но число людей, производящих эти товары, уменьшается. Таким образом, мы все больше полагаемся на продукцию, которую производят другие и которую нам позволяют покупать в кредит.

В августе торговый дефицит США составил $67,1 млрд долларов. Это самый высокий показатель за 14 лет и второй по величине в истории. Дефицит промышленных товаров достиг рекордно высокого уровня в 83,9 млрд. И важно отметить, что речь идет не только о COVID-19. Торговый баланс начал ухудшаться еще до пандемии.

Автор: Питер Шифф 07 октября 2020 | Перевод: Золотой Запас

Другие прогнозы цен и аналитика рынка:

к списку новостей