Монеты: покупка и продажа
магазин|торги
+7 (499) 553-08-82 работаем по будням с 10 до 18 Звоните перед приездом!
Биржевые индексы:
  • Золото: $ 1 830.99
  • Серебро: $ 25.93
  • Платина: $ 1 057.50
  • Доллар: 72.86
  • Евро: 86.66
Котировки

Многие ошибаются насчет инфляции

Иногда новые данные могут пролить свет на неопределенную ситуацию, особенно на финансовых рынках. В других случаях это просто добавляет путаницы. Так было с последним отчетом о занятости в США за май, опубликованным 4 июня. Аналитики всего мира были прикованы к новостным лентам, с нетерпением ожидая последних данных. Результат — недоумение.

о неопределенной ситуации на финансовых рынках

Согласно отчету, количество рабочих мест увеличилось на 559.000 человек. Это большая цифра, но она не оправдала ожиданий. Рынок надеялся увидеть прирост в 670.000 или больше. В то время как сильные апрельские показатели были немного пересмотрены в сторону повышения, в ходе пересмотра мартовские данные снизили на 131.000 рабочих мест в течение апреля и мая.

В целом данные за март-апрель-май продемонстрировали замедление создания новых рабочих мест.

Уровень безработицы за май снизился с 6,1% до 5,8%. Это может показаться хорошей новостью, пока вы не заметите, что причина спада не в создании большего числа рабочих мест, а, скорее, в снижении участия в рабочей силе.

Этот показатель упал с 61,7% до 61,6%; несущественное падение, но все же часть долгосрочного спада, который вернул коэффициент до уровней, невиданных с 1970-х годов.

Проще говоря, общая численность рабочей силы сократилась.

Стакан наполовину пуст

Вы можете быть безработным в традиционном понимании этого термина, не считаясь безработным Департаментом труда. Разница заключается в том, активно вы ищете работу или нет. Только первые официально считаются безработными. Проблема в том, что ряды последних растут.

Среди трудоспособного населения в расцвете сил (от 25 до 54 лет) всегда есть люди, которые не ищут работу, потому что они являются домохозяйками, студентами, рано вышли на пенсию или переживают различные жизненные перемены. Тем не менее, процент потенциальных работников, выбывших из состава рабочей силы, тревожно высок.

Некоторые перестали искать работу, потому что уверены, что не могут найти ту, которая соответствовала бы их навыкам или интересам. Другие довольны получением щедрых пособий по безработице, которые продолжает выплачивать правительство. Некоторые до сих пор живут в страхе перед COVID и не хотят возвращаться на работу.

Это не осуждение, а скорее необходимость отметить, что низкий уровень безработицы не имеет большого значения, если он обусловлен низким уровнем участия в рабочей силе.

Существует огромное количество людей, от десяти до двадцати миллионов рабочих в расцвете сил, у которых нет работы и которые ее не ищут. Пока сохраняется эта вялость на рынке труда, официальный уровень безработицы не отражает всей картины.

Итак, итог майского отчета о занятости не был ни ужасен, ни великолепен. Он лишь указал на сохраняющуюся вялость на рынках труда и возможное замедление роста. И уж тем более отчет не является индикатором инфляции или чего-то подобного.

Инфляционный нарратив

С конца лета прошлого года основным драйвером роста процентных ставок стала инфляция. Нарратив прост:

Экономика восстанавливается. Безработица снижается. Работодатели не могут найти достаточно работников. Заработная плата повышается, чтобы привлечь людей. Стимулирующие расходы исчисляются триллионами долларов. ФРС печатает деньги. Экономика преодолевает ограничения производственных мощностей.

Сложите все это, и окажется, что инфляция не за горами. Следовательно, ставки должны расти. А когда ставки повышаются, цена на золото падает.

Рынки переняли этот нарратив. Доходность 10-летних казначейских облигаций снизилась с 0,508% 4 августа 2020 года (примерно, когда золото достигло пика) до 1,745% 31 марта 2021 года. Цена на золото упала с более чем $2.021 долларов за унцию до $1.686 за тот же период. Это означает падение цены на золото на 16,5%.

Но что, если каждая часть экономического нарратива неверна?

Простые цифры

Экономика должна была оправиться от пандемической рецессии 2020 года, худшей с 1946 года. Но, похоже, восстановление сейчас замедляется. Напомним, что до пандемии экономика итак была слабой.

Что, если эта слабая линия тренда роста теперь возвращается в прежнюю форму?

Уровень безработицы снижается, а реальная безработица — нет. В США по-прежнему на 7,6 миллиона рабочих мест меньше, чем до пандемии, не считая 10 миллионов или более трудящихся в расцвете сил, вышедших из состава рабочей силы, как описано выше.

Это правда, что зарплаты растут в некоторых сферах обслуживания, таких как рестораны, и что некоторым предприятиям трудно найти работников. Например, McDonald’s теперь предлагает $35.000 долларов в год плюс льготы и обучение для сотрудников начального уровня.

Тем не менее, общий уровень заработной платы существенно не повышается, а спад на рынке труда создает мощное дефляционное бремя.

Все дело в скорости обращения денег

Печать денег практически не имеет значения, потому что скорость (или оборот) денег все еще снижается. Что хорошего в новых деньгах, если банки просто вернут их ФРС в качестве избыточных резервов?

Фискальная политика и выплаты не стимулируют людей тратить, потому что уровень долга настолько высок (уровень долга США к ВВП сейчас составляет 130%, что является самым высоким показателем за всю историю). Американцы отвечают предупредительной экономией и сокращением доли заемных средств.

Данные показывают, что 75% государственных выплат были либо сохранены, либо использованы для выплаты долга (экономически то же самое, что и сбережения). Только 25% было использовано для потребления. Это жалкая цифра.

В цепочке поставок наблюдаются сбои; кроме того, существуют ограничения производственных мощностей, особенно в области полупроводников, что сказывается на производстве автомобилей. Тем не менее производители не смогли преодолеть эти ограничения в виде более высоких потребительских цен.

Инфляция остается низкой после устранения эффектов базы прошлогодней дефляции. Они исчезнут в третьем квартале, когда сравнение в годовом исчислении будет рассматривать восстановление в 2020 году, а не рецессию.

Инфляция не растет.

Этот вывод Джима Рикардса ставит его в меньшинство, но он также шел против многих, когда предсказывал Брексит и победу Трампа на выборах 2016 года. Суть в том, что консенсус часто ошибочен.

Взгляните на рынок облигаций

Рынок облигаций уже чувствует это, и золото тоже. Ставки достигли пика 31 марта и с тех пор продолжают снижаться, хотя и с обычной волатильностью. Ставка по 10-летним казначейским облигациям на момент написания данной статьи составляла 1,487%, что примерно на 0,20% ниже пикового значения.

Это огромное падение, учитывая, насколько низки процентные ставки в целом. Рынок облигаций сигнализирует, что представление об инфляции неверно.

Золото ему вторит. 8 марта 2021 года цена на золото достигла промежуточного минимума в $1.678 долларов за унцию и с тех пор имеет тенденцию к росту. Золото сегодня торгуется на уровне $1.774, достигнув промежуточного максимума в $1.918 1 июня 2021 года.

Опять же, золото сигнализирует о том, что нарратив неверен — рост замедляется, а ставки снижаются. Это делает золото более привлекательным, поскольку оно конкурирует с облигациями за доллары инвесторов.

Теоретически акции ориентированы на будущее, но на практике они не оправдывают прогнозов. Акции никак не сигнализировали о крахах 2000, 2007 и 2020 годов. Они пропустят и следующий обвал.

Облигации и золото — намного лучшие индикаторы того, куда движется экономика.

Сигналы ясны. Экономика замедляется, рынки труда слабы, дезинфляция и даже дефляция на горизонте, ставки снижаются, а золото демонстрирует высокую входную цену.

Реальность догоняет нарратив. Если вы понимаете, что происходит, вы более информированы, чем «эксперты».

Автор: Джим Рикардс 23 июня 2021 | Перевод: Золотой Запас

Другие прогнозы цен и аналитика рынка:

к списку новостей