Монеты: покупка и продажа
магазин|торги
+7 (499) 553-08-82 работаем по будням с 10 до 18 Звоните перед приездом!
Биржевые индексы:
  • Золото: $ 1 754.88
  • Серебро: $ 22.40
  • Платина: $ 943.31
  • Доллар: 72.88
  • Евро: 85.49
Котировки

Золото как средство снижения рисков

По мнению Всемирного совета по золоту (WGC), золото не похоже ни на один сырьевой товар, и институциональные инвесторы все чаще признают потенциал драгоценного металла в качестве актива для управления рисками.

средство снижения рисков

Если спросить институциональных инвесторов о золоте, многие просто опишут его как еще один товар. Скорее всего, они владеют им в рамках более обширной позиции на рынке сырьевых товаров. Но поведение драгметалла отличается от поведения большинства «коллег».

В то время как сырьевые товары, например медь, обычно приносят прибыль в периоды экономического подъема и быстрого роста, золото имеет более динамичную корреляцию с экономической активностью.

В первые шесть месяцев восстановления экономики, как правило, наблюдался подъем нефти, меди и всего остального, а затем подключился благородный металл, который наверстывал упущенное, начиная с марта и до недавнего времени.

Но как показала история, если экономика идет на спад и уровень потребления нефти и меди сокращается, золото в этот момент не падает. Золото больше не связано с экономическим ростом; корреляция становится отрицательной, и когда дела идут не очень, люди начинают искать «убежище».

Джаспар Кроули, Всемирный совет по золоту

Эти изменения в корреляции делают золото особенно привлекательным активом для управления рисками портфеля. А поскольку доходность облигаций находится на рекордно низком уровне, что снижает их защитные качества, инвесторы начали рассматривать золото как средство снижения рисков, способ диверсификации и источник ликвидности.

Фактически, ряд институциональных инвесторов инвестируют в драгметалл в рамках более широкой стратегии управления рисками. Например, в прошлом году Джеймс Дэвис, главный инвестиционный директор OPTrust, сказал, что инвестиции в золото в рамках тактики по снижению рисков помогли фонду уменьшить влияние первого этапа пандемии.

В Австралии некоторые пенсионные фонды используют драгоценный металл как для защиты, так и для диверсификации.

Этот образ мышления набирает популярность. Все меньше фондов рассматривают золото как часть инвестиций в товары и считают, что драгметалл должен рассматриваться отдельно, потому что его поведение заметно отличается.

Золотой металл имеет положительную корреляцию с акциями в периоды экономического роста, когда фондовые рынки демонстрируют тенденцию к повышению. Однако оно отрицательно коррелирует с другими активами в периоды неприятия риска, защищая инвесторов от дополнительных рисков и других событий, которые могут оказать значительное негативное влияние на их капитал.

тенденции цен на золото в периоды системных рисков
показатели по золоту и австралийским облигациям

Институциональный спрос

Сегодня около 20% институциональных инвесторов инвестируют в золото, но доля растет. В начале этого года WGC обратился к Greenwich Associates для проведения опроса 500 институциональных инвесторов по всему миру. В результате выяснилось, что многие из них планируют увеличить свои позиции на рынке золотого актива.

Исследование показало, что около 20% респондентов инвестируют в драгоценный металл, и из них 38% планируют увеличить свои позиции в следующие три года, в то время как только 8% поделились намерениями их сократить.

Это свидетельствует о том, что учреждения готовы повысить объем инвестиций в золото. Из оставшихся 80%, 40% планируют выделить средства для вложений в металл в следующие три года, что тоже довольно интересно.

По итогам ежегодного опроса 55 центральных банков по всему миру, около одной пятой центральных банков намерены пополнить свои золотые запасы в течение следующих 12 месяцев.

По мнению Кроули, тот факт, что институциональные инвесторы удерживают золотой актив, может быть связан с восприятием золота как инвестиции. Несмотря на то, что за последние 50 лет золото приносило доходность в 11% в перерасчете на год (в австралийских долларах), многие считают, что драгметалл не приносит значимой прибыли.

В инвестиционном мире распространена идея, что золото приносит нулевую прибыль в реальном выражении и просто поспевает за инфляцией. Истории о римской тоге за одну золотую унцию и костюме из магазина на Джермин-стрит в Лондоне за тысячу фунтов подкрепляют идею о сохранении покупательной способности золота в долгосрочной перспективе. Но помимо этого, с семидесятых годов драгметалл приносит положительную реальную прибыль.

Мысль о том, что золото просто идет в ногу с инфляцией, уже укоренилась, но когда WGC изучил взаимосвязь между драгметаллом и инфляцией, он обнаружил, что эта взаимосвязь имеет нюансы.

Золото является средством долгосрочного хеджирования инфляции, но в краткосрочной перспективе его эффективность менее выражена, особенно по сравнению с индексом потребительских цен США. Вместо этого анализ показывает более сильную и последовательную связь между драгметаллом и более широкими показателями инфляции, такими как денежная масса (M2) в США и мире.

Однако есть доказательства того, что цена золота растет в периоды высокой и экстремальной инфляции, поэтому многие институциональные инвесторы рассматривают его как средство защиты. Всемирный совет по золоту обнаружил, что, когда австралийская инфляция превышала 3%, цена золота в австралийских долларах увеличивалась в среднем на 20% в год.

Критики часто утверждают, что золотой металл не имеет внутренней стоимости и, следовательно, является спекулятивным активом. Соучредитель GMO Джереми Грэнтэм неоднократно говорил об этом, хотя признал, что в его личном портфеле тоже есть золото.

Так что же такое спекуляция? Это форма инвестиционного спроса. Около 40% спроса на золото, исходя из среднего показателя за 10 лет, приходится на инвестиционный спрос. Можно сказать, что частично он обусловлен спекуляциями, но только частично.

Такие вещи, как золотые фьючерсы и опционы, можно назвать спекулятивными, но WGC учитывает только физические инвестиции в своих инвестиционных данных, и вряд ли большая их часть является спекулятивной.

Значительная часть спроса на золото на самом деле обусловлена ​​не инвесторами, а другими источниками. Крупным потребителем является ювелирная промышленность, и на нее приходится 34% спроса. На центральные банки, покупающие драгметалл для своих резервов, приходится еще 17%, а на сектор технологий — 7%.

Например, во всем, что мы сейчас используем для коммуникации, содержится золото. Оно является одним из лучших проводников электричества.

Это показывает, что золото не просто красивое. Оно обладает рядом уникальных качеств по сравнению с другими металлами, которые используются в промышленности. Кроули подкрепляет свой аргумент мысленным экспериментом.

Если цена золота упадет до нуля, что произойдет? Проводка в большей части домов будет золотой, а не медной. Люди будут носить больше золотых украшений, потому что этот материал не ржавеет и не подвержен коррозии. В этом отношении данный металл действительно особенный. У золота есть много применений, а это значит, что его стоимость не может стать нулевой.

Корреляции и Австралия

Большая часть исследований корреляции драгметалла проводится с точки зрения инвесторов из США, которые используют американскую валюту. Но, учитывая чувствительность австралийского доллара к развивающимся рынкам, для инвесторов Австралии корреляции разворачиваются по-другому.

50% спроса на золото приходится на Индию и Китай, и этот спрос связан с экономическим ростом в данных странах.

Когда люди в Индии и Китае зарабатывают деньги, они тратят часть этих денег на золото. Здесь мы видим положительную корреляцию между золотом и экономическим ростом; в долгосрочной перспективе драгметалл имеет положительную взаимосвязь с ВВП. Эта связь хорошо работает в долларах США, но не в австралийской валюте. Все из-за влияния изменений валютного курса.

Поэтому WGC предположил, как золото могло бы изменить профиль риска и доходности среднего пенсионного фонда Австралии, основываясь на данных Австралийского управления пруденциального регулирования.

Если взять средний австралийский фонд и добавить в его распределение 5% золота, то выйдет следующее: чем дольше удерживать золото, тем выше будет доходность и тем эффективнее будет снижение волатильности.

график хороших показателей золота за последние десятилетия, несмотря на высокие показатели рискованных активов

Эти данные основываются не только на определенных периодах, когда золото преуспевало, поэтому WGC также оценил результаты за 5, 10 и 20 лет. Как оказалось, данная стратегия улучшает не только профиль доходности, но и доходность с поправкой на риск.

Например, на 20-летней основе среднегодовая доходность без золота составляет 4,9%, а коэффициент Шарпа 0,72; с золотом средняя годовая доходность составляет 5,3%, а коэффициент Шарпа чуть больше 0,9.

Таким образом, идея состоит в том, что доходность, диверсификация и ликвидность золота объединяются, чтобы улучшить доходность инвестиционного портфеля с поправкой на риск.

Автор: Ваутер Клийн 18 августа 2021 | Перевод: Золотой Запас
к списку