Монеты: покупка и продажа
магазин|торги
+7 (499) 553-08-82 работаем по будням с 10 до 18 Звоните перед приездом!
Биржевые индексы:
  • Золото: $ 1 606.78
  • Серебро: $ 18.28
  • Платина: $ 1 001.00
  • Доллар: 63.66
  • Евро: 68.64
Котировки

Мировые хранилища золота: смена парадигмы

Хранение золота за границей родной страны на первый взгляд кажется нелепой идеей. Почему же многие государства предпочитают держать золотой запас за рубежом? Что заставляет их отправлять национальное достояние в иностранные банковские хранилища, и каковы могут быть возможные последствия такой финансовой политики с учетом динамичности и изменчивости современного мира?

Многие страны Европы предпринимают попытки репатриации свих офшорных золотых запасов.

Многие страны Европы предпринимают попытки репатриации свих офшорных золотых запасов.М

Начиная с 2014 года, в связи с крахом европейской и американской политики количественного смягчения и неудачей перезапуска глобальной экономической системы, многие страны Европы предпринимают попытки репатриации свих офшорных золотых запасов. Например, Центробанк Нидерландов уменьшил долю своего золотого резерва, хранимого в Нью-Йоркском Федеральном Резервном банке до 31% вместо 51%. Австралийское и бельгийское правительство рассматривает возможность аналогичных шагов.

Зимой 2013 года Центробанк Германии заявил о намерении вывезти 300 тонн золота из 1500 тонн, хранимых в Соединенных Штатах и 374 тонн, хранимых во Франции, к 2020 году. Как результат, половина золотого германского запаса, а это 1695.3 тонны должны будут оказаться во Франкфурте. Из-за формальной советской угрозы, а также по результатам улучшения торгового баланса в 50-х — 60-х годах прошлого века золото ФРГ накапливалось за Атлантикой и ни разу не возвращалось из США с послевоенных времен. В действительности, германские слитки являлись залоговым обеспечением финансирования НАТО со стороны Соединенных Штатов. Сначала ФРГ постепенно уменьшила отгрузки желтого металла за океан, оправдываясь сложностями логистики. Но, уже в конце 2014 года стала возвращать золото обратно и вывезла 85 тонн из США и 35 тонн из Франции, что, в общем, составило 120 тонн. В 2015 году эта цифра увеличилась до 210 тонн (99.5 из Америки и 110.5 из Франции). На 2016 год объем репатриации почти сохранился и зафиксировался на уровне 200 тонн. Откуда же конкретно возвращают свои национальные золотые запасы государства?

Самое крупное в мире хранилище слитков из золота находится в Нью-Йоркском Федеральном Резервном банке. Основу его запасов до сих пор составляет желтый металл, прибывший сюда в период II мировой войны и сразу после нее. В те времена, желая обезопасить свой национальный резерв, многие страны отправляли его за океан в США или в нейтральную Швейцарию. Наибольший объем хранимого в Нью-Йорке золота (12000 тонн) зафиксирован в 1973 году. Связано это с недавней отменой золотого стандарта президентом США Никсоном. По некоторым данным на 2015 год в Федеральном Резервном банке всё еще должно было находиться около 6350 тонн желтого металла в 508000 слитков.

Еще одно самое известное хранилище вечных ценностей в виде слитков золота — знаменитый американский Форт Нокс. Он находится в одноименном городе в штате Кентукки, надежно укреплен и соседствует с военной базой США. Большая часть официального золотого запаса страны хранится именно здесь. Осенью 2018 года объем этого желтого металла определялся 8965 тоннами и оценивался в 310 миллиардов долларов.

Интересно выяснить, является ли репатриация золота назревающей общемировой тенденцией, или это единичная германская, голландская, австрийская и бельгийская инициатива.

Уже весной 2018 года о желании полностью репатриировать свое золото из Лондона заявила Венгрия.

Подобное намерение высказала и Румыния, хранящая в английском банке 60% национального золотого резерва (около 103.7 тонн).

Центробанк Венесуэлы хранил 211 тонн из своего общего запаса в 365 тонн в США, Европе и Канаде. Уже в начале 2012 года он вернул 160 тонн золота стоимостью 9 миллиардов долларов на родину, шокировав финансовую мировую элиту. Инициировал этот процесс еще Уго Чавес, являвшийся президентом в 2011 году. И это был последний успех этой развивающейся республики, являющейся частью Латинской Америки. Уже на следующий запрос 2018 года вернуть 14 тонн желтого металла, принадлежащих Венесуэле, Лондонский банк ответил отказом. Такое решение было принято под давлением США и преследовало целью лишить венесуэльское правительство возможности использовать свои внешние резервы.

В чем же смысл приведенных фактов? Они говорят нам о том, что запутанные международные вопросы в сфере политики и финансов всё чаще решаются самым простым, грубым и беспринципным способом в обход негосударственных арбитражных институтов и международных судов, теряющих свою силу и авторитет. И есть опасение, что данная тенденция лишь усилится в будущем.

Уже десять лет прошло с момента, когда международная банковская система была спасена от банкротства с помощью государственных средств и активов. А ведь это полностью противоречит основополагающим законам рыночной экономики. Многие специалисты высказывались, что так делать нельзя. Сегодня об этом почти забыли, благо, тот сложный исторический момент оказался далеко позади. Однако правда ли это? В итоге образцом либеральной экономической модели рынка и основным ее гарантом теперь выступает Китай.

Последний экономический кризис практически уничтожил незыблемое веками правило тайны банковских вложений. А ведь эта концепция была определяющей много столетий, выдержала две страшные мировые войны и рухнула уже в наше, относительно мирное время.

Как следствие, бурно развивающиеся системы платежей на основе криптографии и так называемый «финтех». Быть может это правильно и соответствует прогрессу, но куда теперь девать обычные банки, которые были спасены такой высокой ценой? Ведь для них исчезает возможность выполнения основной функции, возлагаемой на них международной экономикой?

Нововведение в виде государственной конфискационной прерогативы — еще один гвоздь, вбитый в гроб гибнущих либеральных ценностей прошлого. И дело не в том, имеет ли право венесуэльский президент Мадуро распоряжаться активами своего государства юридически. Вопрос в том, какое право на это имеют внешние силы, которые в обход всех существующих международных правовых механизмов принимают авторитарные карательные решения, даже не опасаясь возмущения других членов международного сообщества. Мировая финансовая элита всё чаще использует и будет использовать впредь именно такие простые и эффективные способы решения проблем. И выбор между Мадуро и Гуайдо, кто из них вправе распоряжаться государственными счетами и золотом Венесуэлы, осуществляется не на основании юридических полномочий, а исходя из лояльности, управляемости и подконтрольности того или иного лидера этим внешним силам.

Какими же могут быть последствия подобной политики? Неужели теперь неприкосновенность собственности будет зависеть от послушности и толерантности? А решать, кто именно послушен и толерантен, будут «великие» мира сего в лице США, Великобритании и т.д.? Правительства стран, которых это пока не коснулось, наверняка задумаются о том, как обезопасить себя от подобного произвола, имея собственную финансовую «подушку безопасности» в виде золотого запаса у себя на родине, а не за рубежом. Даже в самих Соединенных Штатах издания уже пестрят названиями статей типа «Наказывая Иран, президент делает слабее Америку».

Читайте также:

к списку новостей