Монеты: покупка и продажа
магазин|торги
+7 (499) 553-08-82 работаем по будням с 10 до 18 Звоните перед приездом!
Биржевые индексы:
  • Золото: $ 1 616.26
  • Серебро: $ 13.92
  • Платина: $ 717.00
  • Доллар: 79.97
  • Евро: 88.50
Котировки

Не рано ли хоронить доллар, или что нас ждет в 2020?..

На предпраздничном тонком рынке торги минимальны, и они продиктованы темой «ФРС зальет долларами рынки»: растут «активы риска» — фондовые и развивающиеся рынки и сырье. Но на горизонте маячит большая черная туча, которая может испортить праздник.

прогноз цен на рынке золота 22 декабря 2019

На этой неделе торги на рынках продолжились под девизом «покупай доходность и риск»: фронтально растут все развивающиеся рынки и валюты — включая, конечно же, рубль, а также сырьевые активы — включая, конечно же, драгметаллы. На этой теме в пятницу котировка доллара к рублю обновила минимумы полуторагодичной давности, приблизившись к отметке 62.

В целом, предновогодним движениям сильного значения придавать не стоит, поскольку объемы торгов очень небольшие и основные игроки в основном закрыли свои позиции и новых сделок не совершают.

Однако весь пиар относительно того, что «ФРС зальет все деньгами» и «долларов будет много» и потому надо покупать «активы риска», построен на весьма шатких основаниях и совершенно не учитывает причины, вынудившие ФРС в экстренном порядке добавить ни много ни мало 500 млрд ликвидности на рынки РЕПО.

подробнее о кризисе РЕПО

Что такое рынок РЕПО? Это рынок, на котором финансовые игроки (банки, фонды, компании) могут получать краткосрочное кредитование под залог долговых бумаг с рейтингом ААА — например, казначейских облигаций США. Казалось бы, надежный залог. Однако в 2019 г Джи Пи Морган, крупнейший из первичных дилеров на рынке госдолга США, предпочел в 3 раза сократить операции по кредитованию на этом рынке (с 360 млрд. до 120 млрд. долларов) и переложиться в менее доходные и более консервативные инструменты — припарковать деньги в ФРС, или купить все тех же казначеек.

Почему? Потому что соотношение долгов к собственному капиталу в Системе уже очень велико, и это создает уже большой системный стресс, процентные ставки низкие и не отражают рисков дефолта заемщиков. Система начала испытывать стресс, потребность в финансировании превышает предложение со стороны банков. Банки боятся кредитовать даже друг друга, не говоря уже небанковских игроков.

Для иллюстрации левериджа в Системе достаточно посмотреть на Дойче Банк: капитал на балансе (по бухгалтерии) чуть менее 90 млрд долларов, в то время капитализация — 16 млрд, долларов, а активов на балансе (валюта баланса) — 1.35 триллиона долларов. Рискнем предположить, что 16 млрд является более реальной оценкой капитала Банка, чем 90 млрд. — хотя бы потому, что эту оценку дал рынок, а не креативные бухгалтера и аудиторы самого банка. И, следовательно, падение стоимости активов на балансе всего на 2% делает реальный капитал банка отрицательным — то есть, он, по сути, не сможет исполнить свои обязательства в полном объеме. Например, это может быть уценка «токсичных» закладных по ипотеке, или каких-либо иных долговых бумаг.

Но и это еще не все. У Дойче Банка (DB) еще есть внебалансовые деривативные обязательства на номинальную сумму более чем 50 триллионов (!) долларов — в основном, свопы на процентные ставки. Они находятся вне баланса, поскольку пока еще не являются обязательствами — они таковыми могут стать, например, когда произойдет резкий скачок процентных ставок — у DB тогда могут появиться обязательства по крупным выплатам. Сказать, что это тикающая финансовая бомба, заложенная под банковской системой Европы — значит, ничего не сказать. А ведь Дойче Банк не один такой, есть и другие финансовые институты с пусть меньшими, но сопоставимыми позициями.

И в отличие от Америки, где есть ФРС, готовый спасти любой крупный системообразующий банк, в Европе нет регулятора с такими полномочиями. ЕЦБ не является таким институтом, и более того — Европа — НЕ единое государство. И это одна из причин, по которой спасение крупного немецкого / французского / итальянского / и т.д. банка может стать предметом довольно серьезных межгосударственных политических трений.

Более того, Европа провозгласила (и даже успела применить на практике — на Кипре) принцип «bail-in» — это когда проблемы банка перекладываются на плечи вкладчиков и контрагентов банка. В отличие от американского «bail-out» — когда регулятор и правительство спасают проблемный банк (и его вкладчиков), выкупая токсичные активы с его баланса.

Другими словами, случись чего с Дойче Банком (или любым другим крупным системообразующим банком) — в Европе некому его спасать, и цепочка дефолтов перекинется на его контрагентов. В том числе и американских, азиатских и прочих. Это может стать причиной глобального финансового «шат-дауна».

Именно это обстоятельство и является причиной паники и заморозки на рынке РЕПО, где банки боятся кредитовать друг друга и из-за чего ФРС был вынужден вмешаться и экстренно предоставить 500 млрд долларов ликвидности.

Что будет с долларом и активами риска?

А теперь вернемся к вопросу: является ли это поводом продавать доллар и означает ли это, что доллар должен будет падать к другим валютам — хоть к тому же рублю?

Рискнем ответить на этот вопрос. Когда (а это вопрос «когда», а не «если»), процентные ставки на рынках РЕПО и денежных рынках и «межбанке» выйдут из-под контроля ФРС и поползут вверх, это может вызвать цепную реакцию. Ведь процентная ставка определяет стоимость долговой бумаги.

Рост процентных ставок на 5-8% по долговой бумаге, которая созреет через 10 лет, приведет к снижению рыночной стоимости этой бумаги на 30-60%. Таких бумаг в портфелях фондов и на балансах банков — на десятки триллионов долларов.

(Еще примерно на 17 триллионов долларов бумаг с отрицательной доходностью... Что произойдет с их стоимостью при росте процентных ставок? Чем завершится этот монетарный эксперимент?..)

А теперь представим, что процентные ставки на долговых рынках начнут фронтально расти — к чему это может привести? К уценке гигантского объема активов в портфелях фондов и на балансах банков. С учетом того, что эти бумаги заложены, и под них получена ликвидность, практически весь рынок может получить один гигантский «маржин колл».

А что делает финансовый игрок, который получил «маржин колл»? Он начинает продавать активы, чтобы высвободить ликвидность. Это означает, что в случае серьезного обвала на рынке долговых бумаг (а рост процентных ставок — это именно обвал долговых бумаг), в зоне риска окажутся все те активы, которые сейчас растут против доллара. Их начнут продавать, чтобы высвободить ликвидность. Примерной иллюстрацией этого являются события осени 2008 — с той лишь разницей, что в этот раз все будет намного жестче, ибо левериджа в системе намного больше.

У нас есть основания считать, что «активы риска» находятся… в зоне риска, и нужно готовиться к кризису ликвидности. Несмотря и вопреки попыткам ФРС «залить все деньгами». Размер финансовой «дыры», которую им придется «заливать», сильно недооценен, и по крайней мере, почти не отражен в текущих котировках.

Разумеется, ФРС и другие регуляторы и правительства вмешаются, но только ПОСЛЕ того, как кризис ликвидности шарахнет по рынкам.

Наконец, о золоте: как это отразится на рынке золота?

Краткосрочно, кризис ликвидности приведет к росту курса доллара и будет давить на золото: многие фонды сидят в «длинной» позиции по золоту, и будут сбрасывать эти позиции, чтобы компенсировать свои потери на долговых рынках. Поэтому:

мы полагаем вероятным сценарий, при котором цена золота может снизиться и протестировать область $1,360 – 1,390, которая ранее была мощнейшим сопротивлением.

Однако более долгосрочно, обвал на рынке долгов актуализирует колоссальные системные риски, при которых гораздо безопаснее сидеть в физическом золоте, чем держать деньги даже на счете в банке (не говоря уже об облигациях) — если у вас нет уверенности в том, что этот банк выживет и исполнит все свои обязательства. А это означает сценарий панического роста цен на драгоценные металлы в более долгосрочной перспективе.

Однако сейчас рынок физического инвестиционного золота в России продолжает торговаться на низах благодаря крепкому рублю: цены золотых монет Георгий Победоносец закрепились ниже уровня 25,000 благодаря рекордному укреплению рубля.

Мы полагаем, что золотые монеты на текущих уровнях интересны и могут быть инструментом игры против сильно перекупленного рубля. Мы ожидаем, что цены этих монет достигнут 30,000 рублей в 2020 году, благодаря ожидаемому скачку цены золота и ослаблению рубля. Следите за новостями и котировками!

Другие прогнозы цен и аналитика рынка:

к списку новостей